РЖД, РПЦ, ДОСААФ - через чьи НКО выводятся госденьги

Чиновники и силовики массово учреждают НКО для вывода бюджетных средств?
Размер господдержки некоммерческих организаций за пять лет вырос в десять раз, но выигрывают от увеличения субсидий в первую очередь чиновники. Государство лидирует по количеству учрежденных НКО, которые получают поддержку.

Более 27 тысяч НКО признаны государством социально ориентированными (СОНКО). Ежегодно часть из них, помимо льгот на уплату налогов и аренды, получают финансовую поддержку: в 2019 году государство выделило для СОНКО 34,7 миллиарда рублей. Это в 11 раз больше, чем в 2014 году.

Об этом сообщает Russian Post

От остальных НКО получателей господдержки отличает направленность на решение социальных проблем и негосударственный статус. Как правило, это благотворительные фонды, религиозные и общественные организации, профсоюзы.

Государственные организации могут быть некоммерческими, но получать господдержку не вправе. Однако в законе ничего не сказано про возможный состав учредителей СОНКО — в результате именно государственные органы и компании лидируют по количеству «социальных проектов». Иначе их называют ГОНГО — государством организованные негосударственные организации.

Статус формально неправительственных контор позволяет подконтрольным властям НКО претендовать на льготы и выплаты, чем российские чиновники активно и пользуются.

РЖД — лидер по количеству учрежденных СОНКО (после РПЦ) — полностью государственная компания: 100% акций находятся у правительства. На деньги налогоплательщиков РЖД содержит 76 детских садов и школ для детей своих сотрудников (более 90% мест отведено детям работников компании).

Ещё 74 НКО власти учредили через общественно-государственную организацию ДОСААФ. Это одна из немногих отечественных ГОНГО (вместе с Российским военно-историческим клубом, «Динамо»), которая не скрывает своей аффилированности с властями. Основная цель ДОСААФ — военно-патриотическое воспитание. Это десятки автошкол, ПТУ и спортивно-патриотических клубов, которые работают в интересах и за счёт государства.

Менее прямой способ лоббирования своих интересов за счёт бюджета нашли правительства Челябинской, Тверской и Тюменской областей: через госорганы и подконтрольные им НКО они учредили 75 газет.

33 из них принадлежат челябинскому госучреждению «Издательский дом «Губерния». Через одного учредителя «Губерния» владеет ассоциациацией газет «Пресса» — это ещё 12 подконтрольных челябинским властям СМИ. Тверской и Тюменской областям посредники не понадобились: чиновники напрямую зарегистрировали 30 газет, которые выпускают на казенные деньги.

Это только вершина айсберга: понять, сколько всего ГОНГО среди получателей господдержки, непросто, так как нет соответствующего реестра.

Помимо госорганов СОНКО создают парламентские партии (Спортивный клуб КПРФ и Институт мировых цивилизаций ЛДПР), государственные вузы (Институт перевода, Объединенный университет им. В.И. Вернадского и десятки других), госкорпорации (олимпиада «Я — профессионал» Росатома), государственные банки (Фонд поддержки социальных инициатив «ВТБ — страна»).

Лидер по частоте субсидирования — Институт перевода — принадлежит трем государственным вузам: РГГУ, МГУ, Литературному институту им. Горького, а также телекомпании «ТВ-Новости». Другая ГОНГО, которую власти активно поддерживают, — краснодарская Академия маркетинга — тоже принадлежит государственному вузу — местному Институту культуры.

Гранты

Ежегодно, помимо субсидий суммой более 30 миллиардов рублей, российские НКО получают в среднем 8 миллиардов через Фонд президентских грантов. Принять участие в конкурсе могут любые НКО, не только социально ориентированные.

Средний размер гранта — 2 миллиона рублей, но некоторые НКО получают за раз более 100 миллионов.

Лидер по размеру грантов — Российский союз молодежи (РСМ). Это самая востребованная российская ГОНГО, которую государство ежегодно обеспечивает не только субсидиями, но и контрактами.

Возглавляет РСМ Павел Красноруцкий — член комиссии госсовета по молодежной политике, а также доверенное лицо штаба общественной поддержки «Единой России». Под руководством Красноруцкого Союз молодежи выиграл 61 грант и только на этом заработал 250 миллионов рублей. Более половины из них РСМ потратил на проведение КВН и поддержку молодежных инициатив в рамках проекта «Пространство развития». В этом году конкурс выиграли 18 инициатив в таких номинациях, как «Профилактика негативных проявлений в молодежной среде», «Укрепление семейных ценностей», ЗОЖ, «Патриотическое воспитание» и других.

Сохранение «исторической памяти» и «патриотическое воспитание» — приоритетное грантовое направление.

На повышение «любви к Отечеству» фонд потратил 4,5 миллиарда рублей,

больше — только на соцобслуживание (6 млрд) и на пропаганду ЗОЖ (5,3 млрд).

Помимо РСМ гранты на патриотическое воспитание также получают:

спецподразделение ФСБ «Вымпел» (70 млн);

молодежная организация «Проспект мира» (57 млн);

Агентство гуманитарных технологий и коммуникаций (41,5 млн);

Центр содействию патриотического воспитания молодежи (40 млн);

Международная ассоциация студенческого телевидения (37 млн).

Лидер среди НКО-патриотов — спецподразделение ФСБ «Вымпел» — с 2017 года реализовал 20 проектов, направленных на популяризацию службы в Вооруженных силах. Самые масштабные из них — ежегодные слеты в лагере «Орленок», где дети «совершенствуют военно-прикладные навыки и учатся грамотно обращаться с оружием». В прошлом году на проведение слета «Вымпел» выиграл 10 миллионов рублей.

Помимо Фонда президентских грантов на реализацию патриотических программ НКО получают поддержку от Роспатриотцентра, специально созданного Росмолодежью для этих целей. В прошлом году на проведение военно-исторических реконструкций, работу поисковых отрядов и волонтёрские проекты центр выделил 46,5 миллиона рублей.

На этом внимание властей к воспитанию патриотов не заканчивается: ранее «Новая» писала, что с 2015 по 2020 год на патриотические программы для молодежи и крупные проекты власти потратили по меньшей мере 73 миллиарда рублей.

Локдаун

Помимо 27 тысяч СОНКО, которым положена господдержка, в прошлом году власти решили дополнительно поддержать более 15 тысяч НКО, пострадавших от условий самоизоляции. Они, так же как и СОНКО, получили ряд льгот, в том числе были освобождены от уплаты налогов и аренды за второй квартал 2020 года.

Чтобы войти в реестр пострадавших, НКО должна соответствовать одному из двух критериев:

быть частной образовательной компанией

благотворительным фондом.

Доказывать ущерб, нанесенный условиями пандемии, не нужно.

В результате список учредителей, пострадавших от коронавируса, НКО похож на список СОНКО: его возглавляют РПЦ и крупные ГОНГО — РЖД и «Добровольное содействие армии, авиации и флоту».

Помимо детсадов при РЖД и автошкол ДОСААФ, по мнению властей, от пандемии пострадали филиалы волгоградского «Академического колледжа». Его учредитель — Андрей Ващенко — член экспертного совета Комитета по образованию и науке Госдумы.

Среди многочисленных ГОНГО в реестре пострадавших от пандемии странным образом оказались конторы, учрежденные в разгар коронавирусной инфекции. Некоторым удалось получить господдержку через несколько месяцев после регистрации НКО. Самые юные из них учреждены представителями власти или аффилированы с ними.

Так, мундеп из Калининграда основал СОНКО «Альтернатива» в конце апреля 2020 года и меньше чем через месяц получил президентский грант на военно-историческую реконструкцию и «уроки мужества» для детей и подростков. Понять, чем сейчас занимается организация, невозможно, так как у компании нет сайта.

Бывшему спецназовцу ФСБ и по совместительству помощнику депутата Госдумы от «Единой России» Эдуарду Бендерскому повезло не меньше: принадлежащий ему учебный центр «Вымпела» получил грант на очередной воспитательно-патриотический проект через два месяца после учреждения НКО. Коллега Бендерского по Госдуме, о котором «Новая» писала ранее, — Владислав Резник, автора закона, позволяющего охотникам отстреливать краснокнижных животных. Сам Бендерский — учредитель «Клуба горных охотников», в котором он вместе с Резником возглавляет рейтинг успешных членов клуба.

Среди учредителей, которые в течение нескольких месяцев успели основать НКО и попасть в реестр, — личный духовник патриарха Кирилла и предпринимательница Анна Беркович. За ноябрь 2020 года,

в разгар второй волны, Беркович учредила четыре школы английского языка, которые спустя пять месяцев получили господдержку.

При этом помимо школ Беркович принадлежит компания «Балтия — Запад», соучредителем которой числится экс-директор «ГазпромСтройцентра» Дмитрий Доев.

Закупки

Субсидии и льготы — не весь перечень форм поддержки, которые положены НКО. По закону, госведомства обязаны «осуществлять закупки у субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных НКО в объёме не менее чем пятнадцать процентов совокупного годового объёма закупок».

За последние четыре года власти закупили у СОНКО, которые получают господдержку, услуг и товаров на сумму более 15 миллиардов рублей. Чаще всего некоммерческие организации получали заказы на услуги профессионального обучения (15% от всех контрактов).

Средняя цена контракта с СОНКО — один миллион рублей. Однако есть организации, которые систематически получают заказы на десятки миллионов. Мы изучили контракты с компаниями, которые с 2018 года заработали на подрядах более 50 миллионов рублей и составили рейтинг «странных» поставщиков: НКО, которые получают заказы на пиар чиновников, военно-патриотическое воспитание и аналитические отчеты, недоступные для ознакомления.

Так, информационное агентство «Чукотка» систематически получает заказы от аппарата губернатора на социологические исследования и информационное сопровождение для главы Чукотки. Контракты на материалы для чиновников также получает Краснодарский союз журналистов.

Союз молодежи ежегодно получает заказы на проведение воспитательно-патриотической работы со студентами. Однако самый крупный контракт (50 млн) РСМ получил почему-то на организацию и «совершенствование инструктивно-методического обеспечения мониторинга ГИА (экзамен для выпускников 9-х классов. — Ред.)» в 2019 году.

В наш рейтинг «сомнительных» поставщиков также попали НКО без сайтов или каких-либо видимых результатов работ по госконтрактам — организация допобразования «Просвещение-столица» и Союз инновационно-технологических центров.

Основной бенефициар ежегодного увеличения поддержки НКО — государственный сектор. Отсутствие в действующем законодательстве ограничений на возможный состав учредителей НКО, вероятно, позволяет некоторым чиновникам маскировать свою финансовую выгоду за некоммерческим статусом учрежденных компаний. Этот механизм, как можно предположить, вывода бюджетных средств набирает обороты за счёт роста господдержки и количества НКО, которые могут на неё рассчитывать.

Ну а те, кто действительно занят решением острых социальных проблем, никакой господдержки, как правило, не получают и регулярно пополняют список «иноагентов».

Источник: Корупция Ру